Ричард Данкар
Погреб пиратского рома
Ричард Данкар » 18 Февраль, 07:34

Если бы кто-нибудь в данный момент был в коридоре, он бы наверняка сейчас почувствовал слабую вибрацию камней. Что-то неуловимое как множество бабочек, взмахивающих крылами вокруг. Это ощущение плавно нарастало и в какой-то момент стало даже слышимым: из-за поворота к крутой лестнице долетали громыхающие звуки. Как ни странно, они были похожи на шлепки босых ног по камню. Многих и многих ног... Если бы у того, кто мог бы находился сейчас в коридоре была когда-либо возможность видеть или слышать ходячие сундуки, он бы немедленно догадался, что именно он сейчас ворвётся вон с той лестницы сюда. А если бы этот гипотетический кто-то не знал, что такие сундуки существуют, то другой гипотетический собеседник ему быстро бы объяснил, что ему крайне повезло, и что в данный момент лучшей политикой было бы исчезнуть из коридора. Даже если он тупиковый.
Но поскольку ни одного из гипотетических собеседников в коридоре не обнаружилось, то сундук ввалился в него, рассекая только холодный воздух подталкиваемым вперёд профессором, которого сундук уже третий коридор подряд так пихал под зад, что тот практически на нём ехал.
— Стоооп!!! — Скомандовала седая борода, выбивающаяся из-под сползшей остроконечной шляпы, украшенной аляповатыми золотыми звёздочками, местами держащимися только на честном слове. Слове "Висеть!".
Сундук так резко затормозил, что сразу произошло несколько событий.
1) Из под его ножек со скрипом посыпались искры;
2) профессор раскинулся прямо на крышке сундука и шляпа чуть не соскочила с его седой головы;
3) не рассчитав тормозной путь, сундук врезался-таки в последнюю дверь и вышиб её;
4) с двери слетела какая-то старая бумажка и рассыпалась в пыль.

Остановившись ровно посреди дверного проёма, сундук поджал ноги и сел.
Бывший ректор (по крайней мере, он смутно помнил, что что-то такое было, но что именно ни за что бы не смог внятно сказать) схватился за шляпу, надел её, а затем схватился за грудь.
Полежав так с минуту он начал вставать, тяжело всасывая воздух и постанывая от боли в пояснице.
Опустив ноги на землю, он распрямился на сколько смог, но тут же схватился за то место, на котором его сюда тащили.
— Сволочь! — беззлобно он сказал сундуку. Сундук смолчал.
Пыль, поднятая таким грубым вмешательством в существование комнаты, постепенно начала рассеиваться. Из правого угла начали проступать пятна, напоминавшие своей формой кровать.
Профессор закашлялся и согнулся пополам, отчего отчётливо увидел два полусгрызенных бывших тапочка и один оторванный пумпончик. Все три предмета как бы посылали ненавязчивые импульсы окружающему пространству, в которых говорилось, что они, предметы, на самом деле белые. Но если не воспринимать таких импульсов (а это вообще-то вредно для психического здоровья), то тапочки скорее были серо-коричневые и от пола отличались только фактурой присыпанной пылью шерсти. Заинтересовавшись тапочками, старик прошаркал к кровати, так же засыпанной пылью, как ледяная горка — песком. Кровать всем своим видом намекала недвусмысленно на то, что садиться на неё можно только в экстренном случае, либо в приступе суицидального синдрома.
Свет в комнату вплывал из коридора от редких зелёных свечей, развешенных по стенам, и из небольшого зарешеченного оконца, подоконник которого пришлось бы извлекать из-под пыли так же, как кости динозавров расчищают от слоёв земли.
Профессор ещё раз чихнул и сел на сундук. Во всех этих деталях он узнал лишь свою старую комнату, и скупая старческая слеза скатилась по его иссушеной щеке, от разъедавшей глаза пыли.
Предстояла долгая работа.
РИЧАРД ДАНКАР


Ребекка Уивенпорт » 01 Март, 14:04

Неравномерный подрагивающий тонкий высокий звук, дзинкавший на протяжении последних минут последнего часа нынешнего дня сперва откуда-то издалека, затем из где-то справа, потом, собственно, сверху мог показаться капелью блуждающей по коридорам тучи, созданной парами многовекового призрачного рома, испарившего и потерявшегося в подземельях ещё до закладки фундамента. Однако вскоре капель переквалифицировалась в полуподкованную пони, гарцующую рысью на одном месте, постоянно меняющем точку отсчёта в окружающем пространстве. Невосприимчивый же слух давно бы профильтровал стучание как следствие каких-нибудь ремонтных работ домовиками, борющимися с мерцающими дырками в кладке стен. Или чем-то таким в столь же плебейски беспонтовом духе. Неожиданно незаметный звук по-тихому переместился ниже и в нём стало можно различить стук тонких змеезубовых каблуков. Постоянно, кстати, застревающих между плитами пола, строители, заказчики, проекторы и оформители которого явно были все сплошь шовинистами. Каблуки и поругивания методично приближались к двери, не так давно найденной сундуком. Запахло жареным... нет, палёным..
Сначала появился дым. Много сизого дыма. Дым молча и сурово перемешался с поднятой профессором и дрессированным сундуком пылью. Покружился. Поклубился. Окутал и без того тщетно пытающиеся убедить хотя бы себя в том, что они белые, тапочки. И тут зеленовато-серый стал зеленовато-сизым...
Больше всего дыма оказалось, понятное дело, вокруг бороды седого старичка. Но в дверях его стояло столь же непроглядно, так, что при желании разглядеть можно было разве что находящийся за одним клубочком дыма другой. Вдруг эти два клуба как раз раздвинулись и меж ними гордо пропихнулось колечко. Сизое такое. Бодренько распихало шароватые неопределенного вида формы, язычками, стрелками и комбинациями ползущие сразу во все стороны, пролетело вперёд. Покружило. И движениями спускающегося с неба в жаркую летнюю погоду на берегу лужи пёрышка приземлилось на крышку сундука.
Следом появился мундштук. Длинный. Чёрный. Из доисторического коралла с неразборчивой нарезкой всяких фиговинок, подозрительно напоминающих руны. Точнее, он начал появляться, потом появлялся, появлялся, появлялся так долго и длинно, что читатель мог давно переключить внимание на качество декораций, при виде которых так и хочется взапеть "а я такой холодный как ааайсберг в акиааане".
Внезапно дым не то побледнел, не то растаял, не то рассосался в сторону стен, полов и потолков подземелья, и взору народа в лице Сундука и Профессора явилась Ребекка.. Для тех, кто не может представить, как выглядит эта престарелая дама, мы можем предложить вспомнить моду шестидесятых, умножить её на абсурдизм тридцатых и добавить норковое манто на угловатые плечи. Женщина, на вид которой можно дать лет тридцать, не больше, одетая в чёрное строгое трапецевидное платье, на шее которой красовалась пара несоразмерных ожерелий, слегка гармонируюших с браслетами. На причёске этой дамы мы, возможно, остановимся немного позднее.
Итак,
- Хо-хо! - сказала дама, выпуская две изящные извивающиеся струйки дыма из ноздрей и внимательно-удивленно разглядывая обстановку и меблировку заброшенного явно пару сотен лет назад подвального помещения, напрочь покрытого пылью и чем-то таким странным, на пыль не похожим, но и непонятно чем от неё отличающимся, из-под вскинутых точечных бровей. - Мрак. - Изущающий взгляд проскользнул с постельного приспособления на покрытый пылью и дымком Сундук, который, если вы можете представить, имел такой вид, как будто ему очень хочется чихнуть, - жуть, - и переметнулся на профессора Данкара, аналогичным же образом покрытого пыльным слоем, сидящего с несколько растерянным видом на Сундуке, - кр-р-р-расота!
РЕБЕККА УИВЕНПОРТ


Ричард Данкар » 07 Март, 06:53

-Ха-хааа! - весело отозвался Данкар, спрыгивая с деревянного насеста. Насест спружинил и покосился.
Оба - насест и Данкар - давненько не видели Ребекку. Подсознание Данкара мягко намекало ему, что в прошлый раз они расстались при какой-то неловкой ситуации, связанной с поиском паспорта, но ничего конкретного опять же припоминало. Сундук же обладал менее сложной системой душевной организации, отчего просто сконцентрировался на образе качавшегося как маятник мундштука и, загипнотизированный, застыл.
-Да вы, кумушка, вовремя! - как-бы общаясь и с Ребеккой и с пространством проговорил профессор в обыкновенной своей рассеянной манере. - Я вот тут переезжаю как раз. С дачи. Вы были у меня на даче? Волшебное место! Сплошные арбузы и редис. Ах, если бы не внучка, я бы и не знал, что делать! Это же целое поле, представляете! Как хорошо, что вас там не было! По ночам - страшный скрип - днём, ужасное солнце! Я в этот ад обратно не хочу и вам не советую, так что давайте подселим вас куда-нибудь здесь, можно даже за этой стенкой.
Покуда Данкар говорил, он неуклюже попытался обнять Ребекку, затем смутился и отступил, потупил очи, отвернулся, и стал разговаривать с чайником. Он подошёл к нему, вытер с него рукавом пыль, затем открыл крышку, перевернул, и высыпал пыль изнутри. Зажёг конфорку маленькой газовой плитки. Раздался отвратительный аромат жжёной пыли.
-Апчхи! - закончил он, указывая чайником на стену.
РИЧАРД ДАНКАР


Ребекка Уивенпорт » 07 Март, 07:28

- Ну, что вы-что вы, - смущённо поглядывая на кончик своего носа, ответила Ребекка, - я всегда вовремя, драгоценный мой.
Представить волшебные адские кущи, полные скрипучих половиц, воющих по ночам арбузов, ломящихся в подвал и пытающихся не то застрелить вас пулемётной серией косточек, не то загрызть (знаете, кстати, какие у арзубов острые зубы? особенно, если их разозлить), и погоняющих их редисов, целое розовое войско со шлемами высоко торчащей белой ботвы (о том, какую роль играла белая часть мы, пожалуй, благопримерно промолчим), было совсем не сложно, благо Ребекка только что покурила... Гм.
В углу комнаты она заметила подозрительный платяной шкаф. Странно: он был ровно вполовину меньше обычного. Ребекка посмотрела задумчиво. Не менее задумчиво произнесла:
- Да вы не переживайте, парниша, приглашайте.. а то я как-то давеча записала ординаты, а вот абсциссы напрочь забыла.. искала на расстоянии пары световых лет, а там уж и топливо закончилось..
Мундштук пропал в рукаве, Ребекка подошла к платяному шкафу и, раз уж он такой маленький, села на него, став болтать ногами, наблюдая с толикой ревности за ухаживаниями Данкара за чайником.
- Да, правда ваша. Надо мне где-нибудь расположиться. Представля-а-а-а-а-аете, парниша.. Полновесных часов три или четыре или, может, пятнадцать минут изучала эту изуверскую обитель и так и не нашла.. что я искала? Ах! Все углы вроде такие знакомые, вот-вот, кажется, та самая лестница - и вход, а за ним что-то такое смутно знакомое.. и даже тянет туда.. Но - удивительно - так и не нашла этого места.. И вообще, я уже не уверена, как я здесь очутилась..
Ребекка понурилась. Что-то её явно встревожило. Ребекка теребила бусы и разглядывала ногти на левой руке.