Ричард Данкар
Как жаль, что некоторые наши крошки раскрошились по обложкам вечерних газет.
Знайте: пальмовое масло навсегда остаётся в крови. И если съесть достаточно, можно стать пальмой.
Памелла, Альма, Матер... кто все эти люди?
Никогда не имел к этим девушкам никакого отношения.
Зато есть те, к кому имел. И это совершенно не имеет никакого отношения к задолженной домашней работе, если вы вдруг подумали.
Вовсе нет.
Я говорю о вечности. О целом мире цветов и звуков, пшиков и рывков, о гармонии и гегемонии (чего бы она ни значила) человеческих (и других) умов в непостижимом, и, как ни жаль, неповторимом мире сотворчества ума.
Когда проходит эта пора, коллективная синергия разбегается испуганными тараканами, увядает, как листья осеннего дуба и угасает, как последние искорки у погибших нейронов.
Но в отличие от этих нейронов, каждый участник продолжает действовать по собственному уму, и лишь в его силах преодолеть внутреннюю пальмовость и присоединиться к новым мозгообразованиям, чтобы породить ещё больше радости синергии.
Энергии у меня хоть отбавляй, и, несмотря на то, что последний год я жил в шикарном, обитом плюшем и утеплённом гробу, вы всегда можете набрать мой внутренний номер 36-876-18-97, чтобы поговорить со мной о возможности такой крошечности.
Если вы понимаете, о чём я говорю!
Впрочем, как я уже говорил,
крошки с вечерних газет
подобны звёздам,
что медленно
рассыпаются...